Коррупция

9 декабря – Всемирный день борьбы с коррупцией. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун в своём послании заявил, что «коррупция является препятствием для достижения целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия, и ее следует учитывать в процессе разработки и осуществления эффективной повестки дня в области развития на период после 2015 года».

Эти слова как никогда актуальны для Украины. Совсем недавно агентством Transparency International был опубликован «Индекс восприятия коррупции 2014» (Corruption Perceptions Index). Согласно этому отчёту, Украина продолжает оставаться среди тотально коррумпированных государств мира. Коррупционные показатели нашей страны – 26 баллов из 100 возможных и 142 место из 175 позиций.

По уровню коррупции Украина на одной ступени с Угандой. Для сравнения, Молдова занимает 103-е место, Польша – 35-е, Словакия – 54-е, Венгрия – 47-е.

О чём свидетельствует эта статистика? О том, что сегодня коррупция является частью государства, частью системы власти и поэтому кресло чиновника является столь желанным.

К сожалению (или к счастью), проблема коррупции характерна не только для современной Украины. С этой бедой сталкивались все страны во все времена. И что не менее важно, побеждали.

Рассмотрим же примеры таких побед.
Как ни удивительно, современная успешная Швеция до середины 19-го века в плане коррупции ничем не отличалась от современной Украины. Но в конце концов правительство страны приняло решение о полном изменении системы власти как таковой, что вылилось в разработку и исполнение целого ряда мер, направленных на искоренение у чиновников даже мыслей о наживе.

Прежде всего была изменена система государственного регулирования экономики. Основными методами стали не запреты и разрешения, выдаваемые органами власти, а стимулы для честного управления и хозяйствования – субсидии, введение льгот и начисление субсидий.

Также граждане страны получили полный и безоговорочный доступ ко всем законопроектам, актам регулирования и внутренним документам, что позволило всем желающим понять механизмы функционирования государства.

Последним по очерёдности, но не по важности стало построение новой системы правосудия, эффективного и независимого.

Одновременно с этими мерами шведский парламент принял своеобразный этический кодекс чиновника и что не менее важно, добился его внедрения в жизнь. Буквально за 3 года быть честным в среде бюрократии стало престижно. Также была сокращена разница в оплате труда между чиновниками и рабочими. В результате целенаправленных мер правительства этот разрыв с пятнадцатикратного стал всего лишь двухкратным.

Все эти действия привели к закономерному результату. Сегодняшняя Швеция входит в пятёрку стран с самым низким уровнем коррупции.

Следует отметить, что за время, истёкшее с момента начала антикоррупционных реформ, в Швеции изменилось и общественное мнение. В этой стране с крайним подозрением относятся к чиновникам и бизнесменам, которые за краткий срок получают очень высокие доходы или чьи расходы намного превышают доходы. С такими бизнесменами отказываются вести дела и они превращаются в неприкасаемых шведского бизнеса, а чиновники, заподозренные в коррупции, уходят с государственной службы и впоследствии их шансы получить работу что в госсекторе, что в бизнесе равны нулю. Таким образом, общественный контроль стал эффективным методом предотвращения коррупционной деятельности, чего невозможно добиться ни законодательным регулированием, ни угрозой уголовного преследования.

Гонконг
Общеизвестным является тот факт, что взяточничество это один из исторических обычаев Азии. Об этом говорил и писал ещё Шарль Кузен-Монтабан, командующий французскими войсками во время «опиумных войн» в Китае.

Ярким образцом этого «обычая» в своё время был Гонконг. В Гонконге в течение столетий взяточничество было традицией, и казалось, что чиновников и жителей этого города-государства невозможно отучить брать и давать взятки. Но это явление было искоренено. Для достижения такого результата власти города продемонстрировали волю, решимость и последовательность в реализации антикоррупционных мер, причем невзирая на чины, должности, семейственность и финансовое положение. Эти антикоррупционные меры Гонконг начал реализовывать в 1974 году, когда коррупцией было пронизано 94% всей системы власти. Губернатор Гонконга Мюррей Маклехоз упразднил бесполезную антикоррупционную службу, входившую в состав МВД, и вместо нее учредил Независимую Антикоррупционную Комиссию (Independent Commission Against Corruption (ICAC)), подчинявшуюся напрямую губернатору.

Чтобы избежать притока в ICAC коррумпированных полицейских, на работу в комиссию принимали исключительно молодежь: выпускников лучших университетов и молодых специалистов. Губернатор лично назначал каждого члена комиссии на шесть лет без возможности переизбрания.

ICAC состоит из трех департаментов:
Оперативный (сыскная работа)
Профилактический (выявление коррупционных связей в госаппарате и изучение схем взяточников. Главная задача состояла в том, чтобы найти уязвимые места в государственной машине.)
Департамент по взаимодействию с общественностью (отслеживание настроений в обществе и освещение хода антикоррупционной работы.)

За первый год работы были пойманы и осуждены 220 чиновников-взяточников. Среди них оказался и шеф полиции Гонконга. Против него возбудили уголовное дело, но он успел выехать в Лондон. Тем не менее, генерал-губернатор Гонконга смог добиться его выдачи, экстрадиции в Гонконг, где и состоялся суд над этим коррупционером.

Для того чтобы у самих специалистов комиссии, обладающих большими полномочиями и подчиняющихся напрямую генерал-губернатору, не возникало соблазнов обогащаться на взятках, работу комиссии постоянно контролируют общественные организации, созданные из представителей интеллигенции и частного бизнеса. Также стимулом для честной работы является жалованье, размер которого на 30% выше, чем у остальных чиновников. Если же общественные контролеры получат какие-то документальные свидетельства того, что кто-то из специалистов участвовал в коррупции, этот специалист будет уволен со службы и будет проведено расследование его деятельности.

В своей работе сотрудники комиссии руководствуются принципом отмены презумпции невиновности для чиновников. Вместо него применяется принцип «докажи, что купил имущество не на взятки». В этом принципе есть что-то общее с принципом конфискации имущества, который используется в некоторых странах Запада.

В соответствии с нормами законодательства Гонконга, определяющими отказ от презумпции невиновности для чиновников, если чиновник не в состоянии доказать, что законным путем получил средства, которые лежат на его заграничных счетах или на которые приобретена его недвижимость и дорогостоящее имущество, то он будет осужден на тюремное заключение на срок до 15 лет лишения свободы. Эту норму законодательства органы власти стали последовательно и четко реализовывать. Сразу же после отмены презумпции невиновности несколько крупных чиновников Гонконга оказались за решеткой.

Свою роль (как и в Швеции) оказало и влияние общества. Людям и журналистам предоставили возможность сообщать о взяточниках. Со течением времени удалось переломить скепсис людей и они стали самыми активными помощниками независимой комиссии по борьбе с коррупцией. Антикорруционная комиссия организовала круглосуточную «горячую линию». Любой гражданин может позвонить туда и сообщить о чиновниках, которые вымогают или получают взятки. Чтобы исключить опасность наказания для того, кто вынужден был дать взятку, в Гонконге не является преступлением коррупция по независящим от человека причинам. Например, если бизнесмен дал взятку чиновнику, который выдает разрешения на бизнес, то виноват только чиновник, его и накажут. А бизнесмен останется вне преследования.

Опыт Гонконга ярко свидетельствует о том, что если есть стратегическое, настоящее желание побороть коррупцию и воля для решительных действий, то можно добиться результата. На сегодня Гонконг занимает 14-е место в рейтинге Transparency International и стоит выше чем Англия, которая когда-то владела и управляла городом. В данном рейтинге Гонконг также опережает и Японию, Австрию.

Китай
Законодательство современного Китая рассматривает любое преступное посягательство на собственность легального предпринимателя как тягчайшее государственное преступление. Любая проволочка в реагировании на факты такого посягательства со стороны полиции и других органов власти расценивается как прямое пособничество этому тягчайшему преступлению.

Предприниматели современного Китая не ощущают давления органов власти и чиновников на свой бизнес. Это обусловлено законодательными нормами, в соответствии с которыми при расследованиях и судебных разбирательствах дел о взятках виновным всегда считается чиновник. Именно в чиновничьем произволе китайское руководство видит самую серьезную угрозу экономического развития страны. У китайского руководства нет сомнений, что именно чиновники являются источником коррупции и мздоимства. Поэтому именно на чиновников необходимо осуществлять постоянное давление посредством суровых наказаний за совершение коррупционных действий. Реализация этого принципа борьбы с коррупцией дает больше эффекта в противодействии коррупции, чем призывы к гражданам и бизнесменам не давать взяток чиновникам.

Также правительство Китая проводит политику адекватной ответственности за причинение ущерба из-за неправомерных действий чиновников. В случае, если действия чиновника неправомерны и наносят ущерб частному бизнесу, то государство возмещает ему полный ущерб от этих действий своего чиновника, а затем взыскивает эти расходы с семьи этого чиновника в широком смысле этого слова, т.е. со всех его родственников.

Государство при этом не снимает со своих чиновников ответственности ни за противопожарную безопасность, ни за санитарный контроль, ни за контроль провоза товаров через таможни, ни за осуществление других контролирующих государственных функций. В такой ситуации чиновникам из контролирующих органов нередко проще самим обеспечить выполнение соответствующих требований, которые не удалось убедить выполнить частных предпринимателей. Так чиновнику из противопожарной инспекции иногда лучше самому сбегать купить противопожарное ведро, насыпать ящик песка, попросить у владельца бизнеса разрешения на покупку лопаты и топора и лично оформить для его организации противопожарный стенд. Дело в том, что при возникновении возгорания в организации, которую этот чиновник инспектировал, он неизбежно будет признан виновным в такой ситуации и понесет суровое наказание. А у такого бизнесмена могут найтись оправдывающие его обстоятельства.

Для обеспечения экономического роста Китаю пришлось создать конкурентную среду для частного бизнеса, в которой преимущества должны были получать эффективные производства, обеспечивающие снижение затрат и инновации, а в коммерции – организации, пользующиеся доверием потребителей. Для создания такой конкурентной среды Китай почти полностью заимствовал законодательство в этой области у западных стран, которое прошло проверку временем и доказало свою эффективность и прозрачность.

Также была полностью пересмотрена система бухгалтерской отчетности. За основу был взят американский стандарт US GAAP, который был адаптирован к китайским условиям некоторыми несущественными поправками и стал называться China GAAP. Все это позволило очень быстро создать в Китае юридическую среду для предприятий и других хозяйствующих субъектов, сопоставимую по своей эффективности с подобной средой в развитых странах мира. Такая конкурентная среда существенно снижает угрозу применения органами власти и частными бизнесами внеэкономических методов осуществления конкуренции и риски проявлений ими коррупции, связанной с экономикой и финансами.

Выполнение норм законодательства в сфере обеспечения реальной конкуренции в Китае строго контролируется. Партийным и государственным органом поставлены конкретные задачи по обеспечению «уровня конкуренции». Если где-нибудь намечалась тенденция к сокращению конкурентности в экономике в угоду ассоциированным компаниям, то чиновники могут понести суровые наказания. Например, бывшему мэру Пекина привлечение к работам компании, где владельцем был его шурин, стоило не только свободы, но и жизни. И было даже не принято во внимание, что компания его родственника выполнила свою работу экономнее и качественнее, чем были способны выполнить другие подрядчики.

Китайский опыт строгих наказаний коррупционеров показал, что в некоторых случаях такие наказания являются эффективными в противодействии коррупции.

В современном Китае коррумпированные чиновники сурово наказываются независимо от занимаемых ими должностей. Например, судебный процесс над министром по продовольствию и лекарствам КНР Чжэнь Сяоюем завершился смертным приговором. Непосредственно перед исполнением приговора в официальном китайском печатном издании China Daily было опубликовано последнее обращение Чжэнь Сяоюя к гражданам КНР. В своем письме министр утверждал, что из корыстных побуждений лучше не стремиться к большой власти. Потому что это не тот случай, когда «чем больше, тем лучше». Он советовал любому чиновнику не гнаться за высокими постами, а, если кто-то решит стать руководителем высокого ранга, то он должен воспитывать в себе чувство ответственности, чтобы его не постигла судьба самого Чжэнь Сяоюя.

Проведенные в Китае за последние несколько лет реформы в административной, судебной, финансовой системах и в органах юстиции не только дали ощутимый результат в противодействии коррупции, но, что очень важно, получили поддержку общества, повысили доверие граждан к государственной власти, партии КПК и общественным институтам (в 2012 году по индексу восприятия коррупции Китай на 80-м месте).

США
Опыт США в противодействии коррупции разнообразен и обширен. Наибольших успехов власти США добились в искоренении коррупции в сфере государственных закупок.

Первый Закон по регулированию федеральной системы государственных закупок был принят в США в 1792 году. Согласно ему полномочия в области закупок на государственные нужды были даны министерствам финансов и обороны.

В настоящее время проведение закупок для нужд федеральных органов власти в США является прерогативой Управления общих услуг. На основе заявок министерств и ведомств УОУ организует крупнооптовые закупки, используя конкурсные процедуры, в первую очередь тендеры. Товары хранятся на складах УОУ и перепродаются заказчикам по оптовой цене с удержанием небольшого процента, служащего для обеспечения жизнедеятельности УОУ. Закупки на нужды национальной обороны осуществляет Министерство обороны.

Мониторинг федеральных закупок возложен на Управление федеральной закупочной политики, а межминистерская координация в области закупочной политики осуществляется Советом по регулированию федеральных закупок. Законодательную основу системы государственных закупок в США составляют Правила закупок для федеральных нужд и Правила закупок для нужд обороны. Эти документы регламентируют всю систему федеральных закупок и отличаются весьма детальной проработкой принципов и процедур.

Управление системой государственных закупок США опирается на три основных принципа, проистекающих из американского подхода к функциям и задачам государства:
– достижение справедливости (то есть обеспечение условий для равноправного участия подрядчиков в конкуренции за государственные заказы);
– соблюдение честности и борьба с коррупцией при государственных закупках;
– экономия и эффективность, то есть обеспечение закупок товаров и услуг требуемого качества по максимально низким ценам с минимальными затратами на проведение закупок.

Система госзакупок США включает около 100 федеральных ведомств, представляющих государственный, хозяйственный и научно-технический комплексы. Они ежегодно размещают заказы на товары и услуги непосредственно через центральный федеральный орган управления, собственные ведомственные центры и 12 региональных центров федерального правительства, которые находятся в крупнейших городах страны.

Законодательство США также регламентирует деятельность органов, ответственных за формирование и использование информационных ресурсов по госзакупкам. В частности, законодательно определены полномочия и функции органов, ответственных за поддержание информационного ресурса – сбор, обработку и распространение данных по закупкам, обеспечение и управление функционированием информационной базы системы данных закупок для федеральных нужд и Федерального регистра контрактов.

Основное достоинство американской системы федеральных закупок заключается в том, что она обеспечивает высокую оперативность и точность предоставления Конгрессу, администрации президента, федеральным ведомствам и частному сектору данных о положении в области контрактов на закупки для государственных нужд а также позволяет получить сведения по федеральным закупкам в различных интересующих пользователя разрезах: по годам, ведомствам, людям и т.  п.

Как видно, коррупция искоренима. Для этого необходимы два условия: государственное решение и влияние общества. Причём влияние общества первостепенно. Именно общественные организации на местах могут выявить те точки коррупционного напряжения, в которых сплетаются интересы недобросовестных чиновников, бизнесменов и граждан, зачастую неосведомлённых о своих законных правах. Только совместная работа общества и правительства может распутать эту сеть коррупции, окутавшей Украину подобно паутине.

Дата: 10 декабря 2014

Вернутся к списку статей